Онс Жабер не планирует останавливаться после успеха, достигнутого в Австралии

25-летняя теннисистка Онс Жабер, продемонстрировавшая блестящую игру на недавнем Открытом чемпионате Австралии, стала первой представительницей мусульманского мира, когда-либо добиравшейся до четвертьфинала турнира Большого шлема. Представительница Туниса надеется, что ее пример вдохновит молодых девушек из арабских стран на спортивные свершения.

Онс Жабер мечтает о Большом шлеме

Онс Жабер – первая мусульманка, вошедшая в топ-50 мирового женского рейтинга

Одной из сенсаций Australian Open 2020 стал поединок экс-первой ракетки мира Каролины Возняцки против Онс Жабер, завершившийся победой туниски. Таким образом, она дважды вошла в историю: во-первых, матч стал последним для датчанки, обещавшей завершить карьеру после окончания турнира в связи с аутоиммунным заболеванием. Во-вторых, Жабер серьезно продвинулась в рейтинге, попав в топ-50, что не удавалось ни одной арабской спортсменке за всю историю женского тенниса.

Туниска, которая в настоящее время является 44-й ракеткой мира, согласилась ответить на вопросы Al Jazeera.

В этом месяце ты ворвалась в топ-50, а еще ты первая арабская женщина, добравшаяся до четвертьфинала турнира Большого шлема. Как твой успех восприняли дома?

«Когда я вернулась из Австралии, все было немного безумно. Меня встречали официально, с цветами, было много детей, что очень мне понравилось. Я вижу, что люди стали больше интересоваться мной и теннисом в целом, что не может не радовать. Надеюсь, что не только я, но и другие игроки получат больше поддержки в стране, а теннис станет более популярным».

У Туниса небогатая теннисная история. Как ты попала на корт?

«У нас много кортов, особенно при гостиницах. Я начала заниматься, потому что моя мама ходила туда. Она любила теннис и это передалось мне, что само по себе невероятно. Я благодарна ей за знакомство с этим удивительным видом спорта. Поначалу мои тренеры говорили, что я отличаюсь от других девочек. Но думаю, что у меня была мечта. Мне было необходимо мечтать, чтобы стать хорошим игроком».

Большую часть времени, проведенного в юниорах, ты тренировалась в Тунисе. На Открытом чемпионате Австралии ты говорила, что являешься стопроцентно тунисским продуктом. Были ли у тебя кумиры?

«Я любила наблюдать за игрой Энди Роддика. Я старалась вдохновляться его подачей и его характером. Кроме того, я следила за матчами Жюстин Энен, Ким Клейстерс и Серены Уильямс. Сейчас это кажется невероятным, потому что я часто вижусь с ними и даже могла бы сыграть против некоторых, поэтому это определенно можно считать источником вдохновения. Но думаю, что семья также оказала мне большую поддержку, подарив надежду на то, что я смогу стать хорошей теннисисткой».

Давай поговорим о твоей команде. Присутствовали ли родители в твоем боксе прошлым вечером (на матче турнира в Дохе)?

«Да, они впервые присутствовали».

То есть они не посещают твои матчи регулярно?

«Нет, они очень переживают, и я думаю, что для них лучше оставаться дома и смотреть встречи по телевизору. Ну, или следить за трансляциями (смеется). Это определенно легче. Кроме того, там были мой тренер по фитнесу, мой муж Карим, мой тренер из Туниса Иссам Джеллали. Я счастлива, что у меня стопроцентно арабская команда, и надеюсь, что вместе мы сможем достичь многого».

Ты родом из мусульманской страны, которая достаточно консервативна в культурном плане, что касается в том числе и одежды. Сталкивалась ли ты с проблемами и препятствиями, когда выстраивала свою спортивную карьеру, оставаясь при этом мусульманкой?

«Нет, я бы так не сказала. У меня не было проблем. Да, некоторые люди, вероятно, будут обсуждать мой внешний вид, но я игнорирую это, потому что многие склонны к нападкам. Я стараюсь не смотреть на вещи с негативной точки зрения. Тунисцы – очень открытые люди, которые готовы поддерживать женщин не только в спорте, но и в других областях, чем я очень горжусь. И я думаю, что те, для кого это проблема, находятся в меньшинстве».

В начале нулевых в мужском туре выступали три топ-игрока из Марокко – Юнес Эль-Айнауи, Хишам Арази и Карим Алами. Тунис же дал теннису только одну большую звезду – твою предшественницу Селиму Сфар. Но даже с учетом всего этого нельзя сказать, что североафриканский регион подарил обоим турам достаточное количество игроков, которые хороши для Больших шлемов. Как ты думаешь, в чем причина?

«Думаю, дело в нехватке опыта и отсутствии полноценного контакта с миром профессионального тенниса. Я допустила много ошибок, без этого было нельзя. Мне пришлось выяснять на собственном опыте, что подходит мне как игроку. Возможно, в будущем я смогу помочь тунисцам, которые хотят выйти на топ-уровень – поделиться опытом и дать совет».

Не чувствуешь ли ты, что как арабская и мусульманская топ-теннисистка несешь дополнительную ответственность перед обществом, поскольку девушки-мусульманки начали рассматривать тебя как ролевую модель?

«Конечно. Мне кажется, я могу послужить хорошим образцом для подражания. Я стараюсь не только хорошо играть, но и достойно вести себя на корте, потому что для меня очень важно оставаться примером для женщин – не только теннисисток – в арабском мире и Африке. Нет ничего невозможного, если веришь в свою мечту. Но чтобы воплотить ее, нужно много трудиться».

Какие цели ты ставишь перед собой? Чего еще тебе хотелось бы достичь?

«Я хочу попасть в топ-20 в этом году. Я всегда говорю, что хочу стать №1 и выиграть Большой Шлем. Думаю, это возможно. Мне лишь нужно расширить свой тренировочный процесс, больше работать, доверять себе и верить, что я могу играть хорошо».

Автор публикации: Tennis-Bet

Редакция проекта TENNIS-BET.RU - сайта о теннисе и ставках на спорт.

другие публикации автора